Человек мира, человек любви

21 марта 2021

top.jpg

21 марта первому Патриаршему Экзарху всея Беларуси Митрополиту Филарету исполнилось бы 86. Воспоминаниями о владыке делятся священнослужители Слуцко-Солигорской епархии. 

Протоиерей Николай РОЗОВ, благочинный Солигорского церковного округа, почетный настоятель кафедрального собора Рождества Христова в городе Солигорске:  

Господь даровал мне великую милость — не только знать Митрополита Филарета, но и быть его близким помощником. Неизгладимая память о владыке осталась в моем сердце, в сердцах моих детей.

…Сам я родом из Сибири, супруга моя, матушка Мария, — белоруска. Рукополагал меня[1] владыка Гедеон Новосибирский[2]. С владыкой Филаретом они были по характеру — небо и земля! Владыка Гедеон был человек жесткого нрава, при этом добрый, отходчивый, но — очень-очень требовательный и строгий. Мы привыкли к этой строгости.

Вспоминаю первую беседу с Митрополитом Филаретом… Получив от владыки Гедеона отпускную грамоту, я в тот же день вылетел из Новосибирска в Москву, где Митрополит Филарет уже ждал меня в Отделе внешних церковных сношений. Прилетел я очень рано и из аэропорта поехал в Чистый переулок. И вот там, в Отделе, ждал, когда владыка пригласит меня на «смотрины». Захожу в кабинет… У меня дар речи потерялся и руки-ноги затряслись! Слова не мог сказать! А владыка спрашивает:

— Ну, как у тебя дела? На что намерен? Почему к нам в Беларусь попросился?

Я кратенько объяснил — так, мол, и так. А секретарем у владыки в то время был отец Михаил Буглаков[3], родной дядя моей супруги. Он меня и пригласил в Беларусь служить. Когда я приезжал сюда в отпуск, мне очень нравилось, впечатления были приятные — и вот однажды на семейном совете мы решили переехать в Беларусь.

С владыкой Филаретом мы поговорили, какие-то слова для беседы я всё же нашел (улыбается), и владыка в конце сказал:

— Теперь езжай в Минск, там тебя ждет отец Михаил: он знает, что с тобой делать!

Сел я в поезд — и на Минск. Приехал в епархию, там мне отец Михаил вручил указ на Чижевичи[4].

С тех пор моя жизнь на белорусской земле была тесно связана с нашим любимым владыкой. Конечно, мне сложно было привыкать к новым условиям. Народ совсем другой, земля совсем другая, у властей отношение совсем другое. Но, видя, как поступает владыка — а я еще молодой был, 30 лет, — я всё ловил на лету, слагал в душе своей и старался брать пример с владыки, чтобы поступать так же мудро. Местные власти очень были настроены антицерковно и антирелигиозно. Так трудно было, что мы с матушкой уже грешным делом думали вернуться в Сибирь. Нам жилья не давали. Пытался в городе купить дом — нам ни в коем случае не разрешали, и близко не допускали! И в конце концов секретарь доложил владыке, владыка замолвил слово перед властями, и благодаря его заботе власти выделили нам участок на строительство дома. Построили мы дом за год, заселились туда в 87-м.

Контакт с владыкой у нас был постоянный. Приходилось часто бывать в епархии в Минске, решать разные насущные вопросы. Храм в Чижевичах, когда я начал там служить, был в ужасном состоянии! Колокольня вся сгнила, центральный купол наполовину сгнил. Когда копнули, такое увидели — мама мия! Мало нам не показалось… Требовалась полная реставрация. Примечательно, что это был второй храм в Беларуси, который власти разрешили отреставрировать. Памятник архитектуры…

Отреставрированный Покровский храм владыка освятил в 90-м году, это был его первый визит на Солигорщину. И с тех пор Митрополит Филарет стал к нам приезжать ежегодно.

В 91-м владыка назначил меня благочинным. Стали открываться приходы. Естественно, работы стало больше. Распался Советский Союз, тут стали свои возникать вопросы… Владыка как председатель ОВЦС часто ездил из Минска в Москву и обратно, и ему часто доводилось ездить и летать вместе с руководителями «Беларуськалия». Впоследствии мы с ними по-человечески сдружились, и владыка их близко узнал на месте. Так это сплотило нас, что и они нам помогали, и владыке было приятно с ними общаться, и руководителям было приятно с владыкой.

Митрополита Филарета мы встречали на солигорской земле как дорого гостя. Даже — не гостя, нет… Как отца. Он действительно был для всех отцом! Был пастырем великим, иерархом мирового Православия! Богослов, проповедник, музыкант — он был велик во всём.

Когда в 86-м владыка давал моей матушке Марии указ на регентство, то ласково ей сказал:

— Ты, матушка, не количеством бери, а качеством…

Для Митрополита было важно, чтобы хор создавал в храме молитвенное настроение. Чтобы человек приходил, слушал — и тем самым просвещался, вникал в ритм богослужения.

Владыка Филарет часто останавливался у нас дома. Заезжал иногда просто чаю попить, отдохнуть, порой заночевать. Он «сова», очень мало спал. Бывало, что сидим: час ночи, второй… Мы: «Давайте, может уже отдыхать?» — «А который час?» — «Полвторого». — «Ой, детское время! Давай еще посидим!»

Конечно, я без благословения и шагу не ступал! Сказывалась дисциплина: я из семьи военных. Всё делал и делаю так, как благословляет правящий архиерей.

К слову, если владыка не находил ответа на мой вопрос, то сразу не отвечал. «Ты знаешь, я тебе позвоню». А позвонить мог и ночью, после двенадцати! Сколько раз было: «Отец Николай, ты не спишь?» — «Нет, владыка, жду Вашего звонка!» А сам-то уже спал, конечно…

В 91-м, помню, приехал к Митрополиту на прием. Тогда владыка и сказал:

— Послушай, вот ты живешь в Солигорске. А тебе не странно, что город без храма?

Говорю: конечно, я не раз уже об этом задумывался.

— А давай-ка мы с тобой построим там храм!

— Владыка, как благословите…

— Всё, я тебя благословляю! Занимайся!

И вот мы с 91-го года начали продвигать вопрос строительства храма в Солигорске. В 94-м владыка приехал сюда — он всегда приезжал в пасхальные дни. Мы крестным ходом пришли на место строительства будущего храма, освятили территорию и установили крест. С тех пор мы малыми шажками, но продвигались к возведению комплекса собора Рождества Христова[5]. А сейчас вы видите эту красоту… Благословением и молитвами владыки воздвигнута эта святыня.

Все знают, как владыка любил детей. Приехал раз на второй день Успения, ночевал у нас. Леночка, наша дочь, маленькая была. Выползает из комнаты, а владыка, глядя на нее так изумленно:

— А это что за чудо?..

Когда владыка ушел в мир иной, то дети наши очень скорбели, плакали.

…Дочь моя вышла замуж в Италии. Помню, приезжает она с семьей, и Коля, наш внук, владыке что-то говорит по-итальянски, а владыка ему по-итальянски отвечает…

А впервые я увидел владыку Филарета в 1970 году, в Троице-Сергиевой лавре. Я был подростком. Смотрю: вот это архиерей, какой величавый, такого бы нам в Новосибирск! Потом уже, спустя много лет, рассказывал это владыке, а он смеялся: «Ну и что? И как я?»

Владыка мог расположить к разговору любого человека. Будь этот человек атеист, врач, военный — да кто угодно! Я не раз видел, как замкнутые, зажатые люди во время беседы с владыкой оживлялись, начинали формулировать то, что раньше высказать не могли. Открывали душу…

Митрополит Филарет очень любил пение. Матушку мою всегда хвалил как регента, дух поднимал, а если есть какие-то нюансы — всегда очень деликатно об этом говорил, тихонько. Без претензий каких-то, без напряжения… Как отец — дочери.

…Служил в Красной Слободе такой священник — Вячеслав Гнедько, который потом ушел в раскол. Сколько раз я просил: «Владыченька, запретите его, ну он же наделает делов, потом будет поздно!» Митрополит его вызвал. Тот начинает дерзить владыке. Секретарь, отец Иоанн[6], вспылил, я тоже… Владыка отправил Гнедько, а мне говорит: «Отец Николай, делай всё с любовью». — «Владыка, как с любовью, здесь уже всё!» — «Успокойся. С любовью!»

Как народ его любил, как уважал! Наверно, другого такого человека и нет. Когда владыка преставился, я многим звонил, встречался, сообщал о такой потере. И кто бы как ни относился к Церкви — но ни одного плохого слова про владыку я не услышал никогда!

Он — духовный отец белорусской нации. Вот можете заметить: многие хотят после смерти упокоиться на родине, а Митрополит Филарет завещал себя похоронить в Беларуси. «Где служишь, там и родина»…

Это был человек мира. И человек любви.

Я бывал и в ближнем зарубежье, и в дальнем. И везде слышал: «Ты у Филарета Минского служишь? Какой ты счастливый!»

Протоиерей Михаил ВЕЙГО, настоятель прихода храма святителя Николая Чудотворца в агрогородке Лучники Слуцкого района, в 1989-2015 годах благочинный Слуцкого церковного округа:

В 1979 году я впервые пообщался с Высокопреосвященнейшим Митрополитом Филаретом. В то время я приехал вместе со своим отцом, протоиереем Евгением Вейго, в город Минск, на улицу Червякова, где тогда находилось Минское епархиальное управление, за благословением на поступление в Московскую духовную семинарию. Владыка участливо расспросил о моей семье, благословил и пожелал достойно пройти вступительные испытания.

Во время экзаменов мы, абитуриенты, ходили молиться в Троице-Сергиеву лавру, где и узнали, что в обитель приехал Митрополит Филарет, и я тут же поспешил взять благословение. Владыка узнал меня… И, как мне показалось, ради меня вернулся в покои архиепископа Владимира (Сабодана)[7], тогдашнего ректора Московских духовных школ, чтобы поговорить с ним обо мне. И с тех пор я чувствовал незримую поддержку и внимание Митрополита Филарета во все годы моего обучения в семинарии и академии.

Вся жизнь Митрополита Филарета, отца всех верных чад Белорусской Православной Церкви, была благодатным подвигом, совершаемым пред лицом Господа. И сейчас владыка, пребывая в Божием Царстве света и правды Христовой, продолжает быть небесным покровителем тех, кто любит и молится о его душе — душе великого архипастыря.

Протоиерей Игорь ШТЕПА, благочинный Слуцкого церковного округа, ключарь кафедрального собора Архангела Михаила в городе Слуцке:

Я отношусь, наверное, к числу очень многих, кого Митрополит Филарет поставил на крыло. С его благословения началась моя жизнь как священника. Слова напутствия владыки и пожелания помощи Божией в пастырском служении навсегда запечатлелись в моей памяти. Они очень помогают и ободряют в дни трудные и скорбные.

Мои встречи с владыкой были считанные. Но наша с ним беседа в братском корпусе Жировичского монастыря была самой яркой. Стесняясь — ведь передо мной «целый Митрополит»! — я в то же время ощущал счастье, спокойствие и тихую радость от того, как он смотрит, как говорит, а главное — как слушает.

По моему глубокому убеждению, Митрополит Филарет является символом возрождения церковной жизни в Беларуси. Наша Церковь прошла с владыкой огромный путь: от поруганной и малочисленной до растущей и процветающей. Апостольские труды владыки еще много лет будут приносить плоды.

Протоиерей Игорь КРУЧКО, благочинный Стародорожского церковного округа, настоятель прихода храма святителя Николая Чудотворца в городе Старые Дороги:

Каждый из нас однажды встречает человека, который меняет, исправляет, преображает нашу жизнь. В моей жизни таким человеком стал владыка Филарет. Не могу сказать, что часто беседовал с Митрополитом или сослужил ему. Тем более я дорожил каждой минутой, проведенной рядом с владыкой. Учиться у него можно было всему: любви, терпению, мирному настрою духа, такту, умению вести беседу с людьми любого круга.

За свои (конечно, нечаянные) оплошности я никогда не слышал от Митрополита упреков на повышенных тонах: только терпеливые отеческие наставления,  иногда в шутливой форме. Особенная теплота в голосе владыки звучала, когда он интересовался жизнью семьи собеседника.

…Вспоминается такой случай. По рабочим вопросам я приехал в епархию. Вопросы эти решил, мы с супругой одеваем детей и спешим к выходу. Неожиданно за спиной слышу голос владыки:

— О! Отец благочинный! Что за нужда к нам привела?

Я, смущаясь, сказал, что всё, что мне было нужно, выяснил в беседе с отцом секретарем, чтобы не отнимать время у архиерея.

— Хорошо, — сказал владыка. — А это кто? Матушка?

Зная отношение владыки к слову «матушка», я промямлил:

— Нет. Супруга.

Владыка жестом пригласил мою жену подойти ближе. Алёна взяла у Митрополита благословение, а владыка положил руку ей на голову и, глядя на меня, сказал:

— Нет. Матушка.

До сих пор я говорю, что моя матушка не простая, а «рукоположенная». Эпизод, но это очень памятно.

На митрополичьих богослужениях никогда не было нервозной обстановки, не было атмосферы страха и напряженности. После службы владыка всегда благодарил певчих, по окончании трапезы — приглашал в зал поваров и их помощников и благодарил за старания.

…Я хорошо помню, как всё духовенство Минской области вмещалось в зал при гостинице «Центральная». Помню самые первые шаги церковного возрождения в столице: начало стройки по улице Притыцкого[8], передачу верующим Петро-Павловского собора на Немиге. И то состояние Белорусской Православной Церкви, которое мы видим сегодня, — это заслуга Митрополита Филарета.

Ко всему прочему, владыка Филарет — пример нестяжания. Единственная резиденция — покои в епархии, ни собственного отдельного дома, ни квартиры, ни авто. Великий архиерей, монах, человек! Слава Богу, что Митрополит Филарет служил в Беларуси! И слава Богу, что у талантливого учителя остались талантливые ученики и продолжатели его трудов.

Протоиерей Сергий ЧАРНЫЙ, благочинный Копыльского церковного округа, настоятель прихода храма Вознесения Господня в городе Копыле:

В душе, сердце, памяти каждого человека, который хотя бы раз в жизни общался с Митрополитом Филаретом, эта встреча оставила определенный след. Для нас, священников рубежа XX-XXI веков, личность владыки Филарета сыграла огромную роль. Мы смотрели на владыку как на капитана, который уверенно и твердо ведет корабль Церкви в правильном направлении, ни на минуту не сомневаясь в том, что этот корабль достигнет своей цели. В нашем восприятии владыка был строгим, но любящим отцом, высокообразованным наставником, опытным духовником и, несмотря на свое высокое положение в Церкви, простым в общении человеком.

Моя первая встреча с владыкой произошла в 1992 году, когда, еще будучи школьником, я присутствовал на освящении основания храма в честь святителя и Чудотворца Николая у себя на родине, в городском поселке Красная Слобода Солигорского района. Впервые я вживую увидел владыку, тогда еще полного сил и неиссякаемой энергии, который, совершая молитву, творил ее как бы пред лицом Божиим с глубокой верой в то, что Господь не оставит и поможет осуществить задуманное. И нужно сказать о том, что всякое благословение, которое преподавалось владыкой Филаретом, со временем воплощалось в жизнь.

Вторая моя встреча с Митрополитом Филаретом состоялась в Минском епархиальном управлении в 1993 году, когда по окончании школы я приехал получить архипастырское благословение на поступление в Минскую духовную семинарию. Наша беседа была простой. Владыка спрашивал о моих родителях, о предках, о том, кто повлиял на сделанный мной выбор дальнейшего жизненного пути, о моем церковном послушании… И благословил на предстоящую учебу.

Когда я учился в духовной школе, таких встреч было много. Владыка Филарет преподавал у нас Священное Писание Нового Завета. Всегда приходил на уроки с небольшим экземпляром Священного Писания и, вдумчиво читая послания святого апостола Павла, доходчиво объяснял нам смысл прочитанного. Владыка, будучи глубоким богословом, очень просто толковал Писание для того, чтобы мы не просто поняли, но и на всю жизнь полюбили эти священные тексты.

Также владыка Филарет преподавал нам пастырское богословие и не только на словах, но на деле, своим личным примером показывал, каким должен быть настоящий священнослужитель. Каждое слово Митрополита было взвешенным, продуманным и доходило до разума и сердца любого  человека, будь то простого или высокопоставленного. Цель проповеди священнослужителя — привести человека ко Христу, и владыка это делал искренно и с упованием на Божественного Пастыреначальника. Мы всегда смотрели на Митрополита Филарета как на идеал, как на эталон, к которому нужно стремиться, чтобы быть хотя бы немножечко похожим на настоящего священника Бога Вышнего.

Особое место в учебной программе духовных школ занимает история Церкви. Митрополит Филарет преподавал новейшую историю Русской Церкви, непосредственным делателем которой был сам. Не понаслышке и не со страниц учебников владыка рассказывал о событиях, которые происходили в Церкви в сложнейший период ее истории. Владыка делился с нами всем тем, что сам пережил и в чём принимал прямое участие. В то время Митрополит Филарет трудился на ответственных должностях, ему приходилось принимать решения, которые влияли на развитие церковной жизни в советскую эпоху и в первую очередь на сохранение Церкви в трудных условиях.

Ярчайшей страницей истории было празднование в 1988 году 1000-летия Крещения Руси, в подготовку которого Митрополит Филарет внес неоценимый вклад. Владыка повествовал, с какими усилиями приходилось преодолевать внешние препятствия и как сложно было довести до сознания советского человека важность этого исторического момента. И, конечно же, владыка говорил о той радости, которая наполнила его сердце, когда ожидания стали реальностью.

По окончании духовных школ многие из нас были рукоположены в священный сан и направлены владыкой на приходы малые и большие, чтобы строить храмы, возрождать порушенные святыни, организовывать приходскую жизнь, служить, проповедовать, учить и заботиться о душах людских. Сталкиваясь с различными трудностями, мы всегда знали, что Митрополит нам подскажет, поможет и не оставит нас один на один с проблемой. Приезжая в епархию, мы встречались с владыкой и получали от него дельные советы. Владыка всегда вникал в наши трудности, интересовался нашей жизнью, семьями, детьми.

Еще хотелось бы несколько слов сказать о том, что, будучи студентами, мы всегда ждали праздников монастырских и семинарских. В эти дни владыка Филарет совершал торжественные богослужения, мы с неподдельной любознательностью смотрели на Митрополита и впитывали в себя красоту и молитвенность, простоту и торжественность происходящего. Предстоя престолу Божию и возглавляя богослужения с участием многочисленного духовенства, владыка учил нас возносить совместную молитву Господу и выстраивать отношения друг с другом.

Для нас, воспитанников владыки Филарета, его святительский путь останется прекрасным примером того, как нужно служить Богу, горячо молиться, с простотой относиться к людям и быть верными Матери-Церкви. Вечную и благодарную память о Митрополите Филарете мы пронесем через всю жизнь.

Протоиерей Матфей БЕЛОУС, благочинный Клецкого церковного округа, настоятель прихода храма Воскресения Христова в городе Клецке:

Первая моя встреча с владыкой Филаретом произошла еще в 1979 году, в Минском епархиальном управлении на Червякова, это было собеседование перед диаконской хиротонией. Тогда я еще не представлял, кто этот человек, мне казалось, что передо мной обычный «начальник». Позже стало ясно, что я очень сильно ошибся.

1 апреля 1979 года я был рукоположен в диаконский сан, после чего владыка благословил своему секретарю, отцу Михаилу Буглакову (Царство ему Небесное), сопроводить меня на трапезу. После молитвы, будучи самым молодым за столом, я хотел обслужить сидящих и потянулся к тарелке Митрополита, но неожиданно владыка остановил меня: «Сегодня я должен служить тебе, а в дальнейшем будем служить вместе». И сам налил мне суп в тарелку.

Я был поражен такой простотой и дружелюбием Митрополита. В последующие годы мне было суждено еще не раз убедиться в этом. То, как владыка общался с людьми при посещении приходов, постоянно утверждало меня в мысли: он человек огромной и искренней любви и милосердия.

В 1992 году, когда мне было благословлено служение в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Клецке, на престольный праздник состоялся пастырский визит владыки. По окончании богослужения Митрополит посетил цеха механического завода, расположенные в здании храма Воскресения Христова, закрытого в 1961 году. Войдя в это здание, владыка сказал: «Вот здесь будешь молиться». Для меня это был шок. Как? В то время в здании храма было несколько этажей, на месте алтаря — туалеты… Увидев мое замешательство, владыка сказал: «Бог тебе поможет, ты справишься». И действительно, два года спустя молитвами Митрополита Филарета в храме Воскресения Христова была совершена первая Литургия — на Рождество Христово 1994 года.

На мой взгляд, сложно переоценить достижения Митрополита Филарета. При его деятельной и молитвенной поддержке было восстановлено и открыто множество приходов и храмов, возвращено много святынь. А милосердие, открытость и отзывчивость владыки, его живое участие в жизни людей стали воистину легендарными. С его кончиной мы потеряли настоящего любящего отца и наставника. Но у Бога, как известно, мертвых нет, а личность Митрополита Филарета является для нас образцом для подражания, источником вдохновения и сил на пути к Богу.

Протоиерей Александр ДАНЧЕНКО, благочинный Несвижского церковного округа, настоятель прихода храма Вознесения Господня в городе Несвиже:

В свое время я получил от владыки Филарета целых три благословения: на священство, на первый приход и на строительство храма в чужом незнакомом городе. В городе Несвиже, где я сейчас служу и который уже стал мне родным.

Конечно, каждое из тех благословений помнится в деталях: где это произошло, при каких обстоятельствах, когда именно; где стоял владыка, какая была погода. И еще — какие чувства испытывал ты сам, получив благословение служить в городе, где не знаешь ни души…

Вот вспомнился день, когда Митрополит приехал на освящение нашего Спасо-Вознесенского храма[9]. Яркий, нарядный день, белые-белые облака, синее-синее небо, празднично одетые люди, радостный трезвон, под который владыка, опираясь на жезл, поднимается по ступеням. Красивый, более того, величественный! Что-то он несет в себе такое, чего не может порушить ничто в этом мире. Именно такими я представлял ветхозаветных патриархов.

Понятно, что мне часто доводилось встречать владыку, иметь радость от общения с ним; радость именно духовную, ни с чем не сравнимую. А вот больше всего запомнилась встреча, как ни странно, совсем незначительная.

Так совпало, что я пришел к вере примерно в то время, когда владыка начал свое служение в Беларуси. Так что я твердо считаю себя рядовым филаретовского призыва. Замечательное было время, чистое, радостное, честное! Мы — молодые, дерзновенные, горящие, стремящиеся на подвиги, вдохновленные Словом Христовым и желанием служить ближним и дальним. Понятно, что такая возможность вскоре представилась. При соборе была организована служба милосердия, как сейчас говорят, сестричество. Справедливо говорят, потому что в таких службах состоят, как правило, одни женщины. Я был исключением из этого правила. Примкнул к этому делу, что называется, по зову молодого сердца. И, как оказалось, промыслительно. Ибо там же и познакомился со своей будущей супругой. Кстати, не помню, чтобы я сильно, что называется, комплексовал, оказавшись в таком «цветнике». Может, потому, что было совсем не до того. Ведь работы был непочатый край.

И вот однажды нам сказали, что мы идем в епархию. Всем сестричеством. И не просто в епархию, а на встречу с самим Митрополитом. Боже мой! Тогда «митрополит» для нас звучало, как сейчас «архистратиг». Дело-то было новое… впрочем, тогда всё было новое, Церковь восставала из руин. А мы были в этом деле новобранцами, вот владыка и решил, наверное, осмотреть новое пополнение.

Интересно, что я плохо помню тот поход, подробности. Что говорил владыка, что мы ему отвечали. Наверное, комично смотрелась моя голова, возвышаясь над пестротой девичьих платочков. Но разве тебе до этого, когда стоишь в ожидании большого человека, волнуешься, не знаешь, куда тебе стать, не помнишь, кто ты такой. Как себя вести, что ответить, если вдруг спросят. А может, лучше было бы остаться дома… Ты ничего этого не знаешь, ты просто стоишь, шевелишь и повторяешь твердыми от волнения губами, чтобы, если понадобится, не споткнуться: «Ваше Высокопреосвященство»!

А потом появился он, страшный Митрополит, что-то сказал, улыбнулся — и у тебя в спине отпустило, и ладони высохли, и колени утвердились. Всё стало просто. И хорошо.

Есть разные памяти: есть добрая, есть недобрая, короткая, вечная память; генная, историческая. Даже девичья. Я бы назвал еще одну — безымянную. Вспомнишь человека, и твои губы невольно растягиваются в светлую улыбку. Так и с владыкой Филаретом. У меня это еще и улыбка благодарности.

Конечно, уважая и любя почившего Митрополита, я мог бы дать оценку его жизни и служения. И оценка эта будет горячей, восторженной, высокой. Только я не дерзну этого делать. Это будет похоже на то, как если бы труды полководца оценивал командир роты. Я думаю, что самую точную оценку военачальнику может дать лишь равный ему по таланту и по званию. Или старший.

Мне представляется, что чудо, которое явил Господь — когда при отпевании владыки над собором кружились белоснежные птицы, — показывает, что труд и подвиги Митрополита Филарета получили самую высокую оценку от Главного Подвигоположника. Емуже слава, честь и поклонение во веки веков. Аминь.     

[1] В 1983 году.

[2] Архиепископ Новосибирский и Барнаульский (с 1987 года митрополит) Гедеон (Докукин; 1929 — 2003).

[3] Протоиерей Михаил Буглаков (1928 — 1995).

[4] В деревне Чижевичи под Солигорском расположен храм Покрова Пресвятой Богородицы 1795 года постройки.

[5] В 2000 году Митрополит Филарет освятил первый храм комплекса — крестильную церковь Рождества Пресвятой Богородицы.

[6] Архимандрит Иоанн (Хома), секретарь Минского епархиального управления (1994 — 2002), в настоящее время архиепископ Брестский и Кобринский.

[7] Впоследствии (с 1992 до своей кончины в 2014) — Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины.

[8] Комплекс прихода храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

[9] В 2016 году. Храм освящали Митрополит Филарет и епископ Слуцкий и Солигорский Антоний.