На Сретение Господне 1943 года в деревне Хоростово произошла трагедия. В местном храме во время Литургии каратели сожгли заживо триста человек. Страдальческую кончину принял и настоятель церкви — священник Иоанн Лойко. Имеются свидетельства, что из объятой пламенем церкви слышалось всенародное пение молитв: «Тело Христово приимите, Источника бессмертного вкусите...»

 
"> Жизнь и служение отца Иоанна Лойко | Статьи | Публикации | Официальный портал Слуцкой епархии

Жизнь и служение отца Иоанна Лойко

top.jpgПрошлое… У кого-то оно спрятано в кладовых памяти за семью замками, которые ни за что не открыть ни добрым словом, ни просьбами. А у кого-то прошлое напоминает цветущий луг на рассвете, когда в первые солнечные лучи начинают из обыкновенных капелек росы делать настоящие бриллианты. Пройтись по такому лугу воспоминаний — великая радость, душу очищающая. А есть прошлое, о котором даже десятилетия спустя больно думать. Чем больше узнаёшь о его деталях, тем сильнее сжимается сердце и горе заполняет его полностью. Но забывать об этих страшных историях ни в коем случае нельзя. Ради будущего. К ним относится драма, которая произошла в деревне Хоростово 15 февраля 1943 года, когда в местном храме вместе со священником фашисты и полицейские сожгли триста жителей деревни.

Признаюсь честно, об этой трагедии я впервые узнала из письма российского режиссера документального кино Сергея Куцевалова. Читала и думала, как порой замысловато жизнь пишет сценарии, как в них переплетаются людские судьбы и как история иногда набатом взывает к нашей памяти. Российский документалист за помощью обратился в Слуцкую епархию. А помогали ему, как говорят, всем миром. Но самый значительный вклад в сбор исторических сведений внесли председатель Хоростовского сельсовета Ф.Ф. Хрулькевич, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы иерей Максим Козлов и его супруга Ксения.

В своем письме Сергей Куцевалов сообщил, что при участии киностудии «Синемалора» для телеканала «Россия» снимает документальный фильм в двух частях, рассказывающий о роли Русской Православной Церкви в годы Великой Отечественной войны. Одним из героев первой части, которая получила название «Что делать? Родину защищать!» и должен стать отец Иоанн Лойко. Настоящий герой. Он достоин того, чтобы о его жизни и служению Богу и людям узнали потомки.

Он родился в старинном белорусском городе Заславль 1 января 1885 года. Его отец, Семен Иванович Лойко, был героем русско-японской войны, был награжден тремя Георгиевскими крестами. Это высокое достижение. Так, что можно говорить о том, что патриотизм и любовь к Отечеству у него от отца.

В 1897 году Иван Лойко окончил Заславскую народную школу. В 1905 году сдал экзамен при Минской консестории на звание псаломщика. После этого был отправлен служить в Вилейскую церковь.

В 1906 году в городе Минске Иоанн Лойко обвенчался с Ольгой Михайловной Соколовской. В браке у них родились три сына и дочь: Владимир, Леонид, Георгий и Вера. В это же время он получил новое назначение — в храм Покрова Пресвятой Богородицы деревни Хоростово. Здесь в общей сложности он и прослужил тридцать лет.

Пожалуй, важным является тот факт, что сначала 20-х годов до 1935 года настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы был Косьма Петрович Раина. С отцом Иоанном их связывала настоящая дружба. Они были крестными родителями детей друг у друга. Отец Косьма был тоже настоящим героем. Однако о его судьбе в другой раз.

В 1934 году отец Иоанн Лойко был переведен в Мокровскую церковь. Впоследствии деревня Мокрово слилась с деревней Сеневичи. Это Брестская область. А в деревню Хоростово его служить направили в 1942 году. И сделали это потому, что он пользовался заслуженным уважением у своих бывших односельчан, а также жителей окрестных деревень.

После возвращения отец Иоанн принародно благословил своих сыновей идти к партизанам. «Мое оружие на врази Крест святой и Слово Божие, а вы будьте Богом хранимы и честно служите Батьковщине», — сказал он, обращаясь к жителям всей деревни. Примеру сыновей священника последовали тогда многие.

В начале февраля 1943 года несколько полевых и эсэсовских дивизий, а также батальон полицейских окружили партизанскую зону, в которую входила и деревня Хоростово. Партизанский штаб решил не принимать бой, а выходить из окружения.

Об этом знал и отец Иоанн. Но решил остаться с теми, кто в силу различных причин не мог уйти. Это были в основном больные, немощные и те, кто не хотел оставлять родные хаты. Вместе с отцом Иоанном остались его супруга, матушка Ольга, их дочь Вера, а еще жена старшего сына с тремя малолетними детьми. Накануне великого православного праздника Сретения Господня отец Иоанн стал испытывать необъяснимую тревогу. Он долго молился. После полуночи он поднял родных и сказал, чтобы собирались в храм. Когда они пришли к церкви — там уже были люди. Они молились.

15 февраля в шесть часов утра отец Иоанн начал Божественную литургию. В деревне слышались выстрелы. Никто не знал, что их ждет. К середине службы фашисты стали сгонять в храм оставшихся жителей. Отец Иоанн, понимая, что будет дальше, призвал земляков молиться и причащаться.

Фашисты силой вывели из храма несколько молодых девушек и женщин, которые позже были отправлены на принудительные работы в Германию. Отец Иоанн попробовал заступиться. Его ударили... Тогда он обратился с просьбой к офицеру дать возможность окончить богослужение. В ответ один из фашистов бросил его на царские врата. Они открылись, и священник упал перед Престолом...

Из показаний местных полицейских, принимавших участие в этой расправе и судимых военным трибуналом Белорусского военного округа после войны, известно, что из объятой пламенем церкви они слышали всенародное пение молитв: «Тело Христово приимите, Источника бессмертного вкусите...»

В подпольной газете «Полесская Правда» за 1943 год рассказывалось: «Более 300 обугленных трупов зарыто в сожженном селе Хоростово. В одной из могил — заживо сожженный немцами хоростовский священник И.С. Лойко, крестьянка Анастасия Корж вместе с тремя малыми детьми, из которых один грудной. Там же похоронена семья Константина Козловского из пяти душ, 90-летний дед Данилевич, 80-летний Степан Корж и много других невинных стариков, женщин и детей...»

Вот такая история. Думаю, что 22 июня, в День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны, у каждого солигорчанина есть повод вспомнить о том страшном горе, которое та далекая война принесла его семье, вспомнить о 37 деревнях, сожженных только в нашем районе, вспомнить о священнике Иоанне Лойко, проводившем Причастие за забитыми гвоздями дверями пылающего храма… И эту память нужно сохранить. В сердце.

На фото: восстановленный Покровский храм в Хоростово.

Жанна Гирель, пресс-секретарь Солигорского благочиния