Священномученик Владимир Хрищенович, иерей

Владимир Иванович Хрищенович родился в 1876 году в деревне Гезгалы Лидского уезда Виленской губернии в простой крестьянской семье. По достижении совершеннолетия поступил в Слуцкое духовное училище, которое окончил в 1911 году. Будучи скромным и богобоязненным человеком, он длительное время служил псаломщиком при церкви святителя Николая Чудотворца в деревне Горки Бобруйского уезда Минской губернии. В 1930 году епископ Слуцкий Николай (Шеметилло) рукоположил его во иерея. Время тогда было страшное, по всей стране набирала силу кампания по обезземеливанию крестьян, многие тысячи простых сельских тружеников лишались крова, ссылались в Сибирь. Это, однако, не остановило Владимира Хрищеновича, и он сделал свой выбор, стал священником гонимой богоборческими властями Церкви.

Проживая в Горках, отец Владимир часто посещал соседний приходской храм Преображения Господня в деревне Языль (ныне Стародорожского района). Здесь он совершал богослужения, что было вызвано отсутствием в Языле своего священника, который, по всей вероятности, был арестован ранее.

Вскоре эта же участь постигла и отца Владимира — 27 декабря 1932 года его арестовали. Поводом к аресту послужила одна из последних его проповедей, которую он произнес в языльской церкви. В ней отец Владимир затронул самый злободневный вопрос, мучивший жителей села в 1932 году — голод, начавшийся в стране. Обращаясь к измученным крестьянам, стараясь как-то утешить их, он сказал: «Братья! Господь сотворил человека, и в Его воле сделать с ним, что захочет; нужно слушать Бога и веровать в Него, ходить в церковь и молиться Господу Богу; единственное наше спасение — это Господь; человек должен переносить всё, сейчас плохо, но это скоро переменится».

Вместе с отцом Владимиром арестовали еще девять человек, наиболее активно посещавших храм в Языле, входивших в церковно-приходской совет.

Среди арестованных выделялся псаломщик языльской церкви Василий Копаченя, который однажды сказал односельчанам: «Лучше дайте на церковь, чем большевикам, то и Бог даст вам; а большевики всё равно ничего не дадут».

Отец Владимир не испугался и своих взглядов на допросах не скрывал. «Да, — свидетельствовал он, — я как священник, будучи обречен на нищенскую жизнь, выражал недовольство политикой советской власти… В связи с тем, что в селе Языль нет священника, а там имеется церковь, я по приглашению верующих совершал в ней богослужения». Подобную дерзость в высказываниях, конечно, простить не могли. Прекрасно понимая это, отец Владимир обратился к своим родным с последним письмом. В нем он писал: «Дорогая, ценнейшая жена и дети! Спешу поздравить вас с Новым Годом, с новым счастьем. Дай Бог перенести вам все тяжести и скорби от злых людей и козней дьявола, восставшего истребить нас. Всевышний не допустит этого и поможет перенести нам все тяжести креста. Прошу вас не забывать Бога, от Которого зависит всё». Последние слова этого письма звучат как завещание отца Владимира. Несмотря на всю тяжесть своего положения, он старался поддержать своих родных, укрепить их ввиду предстоящего. Письмо было написано на жалком клочке бумаги и производит такое впечатление, что отец Владимир писал его в какой-то спешке. До адресата оно так и не дошло.

Матушка отца Владимира, София Хрищенович, также обратилась к нему. «Дорогой Володя! — писала она. — Благодаря Всевышнему, мы все живы и здоровы, того и тебе желаем… Поздравляем тебя с наступающим Новым Годом. О нас не беспокойся. Напиши мне все подробно, а именно: за что ты обвиняешься, и о чем тебя допрашивают… Может тебе надо валенки или ватные брюки, то я постараюсь прислать… Была я в Слуцке, в ночь на 18 декабря у Архиерея (имеется в виду епископ Николай (Шеметилло). — Ф. К.) был обыск. Виделась в соборе с о. Василием Степурой, он уже возвратился из ссылки…»

Письмо своей матушки отец Владимир также не увидел. Переписка между ними была спровоцирована органами НКВД с тем, чтобы заиметь дополнительные «улики» в неблагонадежности отца Владимира.

В письме Софии Хрищенович есть одно очень интересное свидетельство того времени. Оно касается чудесного явления, происшедшего в соседней с языльской — уречской церкви. Вот как описывала это явление матушка о. Владимира: «Когда я ехала в Слуцк, то мне рассказывали следующее: из купола Уречской церкви выкатился клубок пламени и по воздуху перелетел за местечко на аэропланную станцию, где остановился. Тогда был срочно вызван полк солдат, который хотел было стрелять, но не решился. Какой-то солдат пошел к пламени и увидел, что вместо него оказалась по пояс женщина, которая сказала солдату: «если меня ударишь, то я тебя ударю». Солдат обнажил шашку, а та женщина бросила на него горящими углями и исчезла. После чего солдата взяли и отправили в больницу. Этот факт несомненный». Позднее жители Уречья и ближайших окрестностей говорили, что в пламени являлась Сама Пресвятая Богородица. Рассказ об этом долго передавался устно.

Без суда и следствия 12 февраля 1933 года священник Владимир Хрищенович был приговорен к расстрелу. Такой же приговор вынесли в отношении псаломщика языльской церкви Василия Копачени и прихожан: Якова Половчени и Стефана Копачени. Вскоре все они были убиты. Имущество расстрелянных новомучеников конфисковали, семьи выслали за пределы Беларуси.

К различным срокам заключения были приговорены односельчане погибших: Семен Жук (к 10 годам концлагеря), Евсевий Половченя (к 5 годам концлагеря), Леонтий Половченя (к 5 годам концлагеря), Владимир Насович, Иосиф Корзун и Вера Сосиновская (к ссылке на 3 года в Сибирь). Таким образом, приход в Языле был уничтожен. Страдальцами за Господа и Спаса нашего Иисуса Христа явились подвергшиеся гонениям языльчане и среди них — священник Владимир Хрищенович, взошедший на Голгофу вместе со своими прихожанами, разделивший с ними все страдания. Воистину «пастырь добрый полагает жизнь свою за овцы своя» (Ин 10: 11).

Иерей Владимир Хрищенович был причислен к лику местночтимых святых постановлением Синода Белорусского Экзархата от 28 октября 1999 года, прославлен для общецерковного почитания Архиерейским юбилейным Собором Русской Православной Церкви 2000 года.

Память 15/28 октября.

Источник: Феодор Кривонос, священник. Жития новомучеников Минской епархии 1-ой половины XX века. — Мн., 2002.

Cвятые и святыни епархии